?

Log in

Люди - это главное!

МБО Фонд "Право Матери" ведет свою историю с 1989 года, являясь одной из старейших благотворительных организаций России.  Фонд создан физическими лицами, обычными гражданами, которые в свое время не смогли пройти мимо горя солдатских родителей и захотели им помочь. Фонд не является ни государственной, ни полу-государственной структурой, это абсолютно частная гражданская инициатива. Вся работа осуществляется за счет поступающих частных благотворительных пожертвований простых граждан РФ. Вы тоже можете помочь! Даже самое скромное пожертвование может стать решающим вкладом в дело борьбы с несправедливостью. Мы не берем ни копейки денег с самих семей погибших: ни "процентов от выигрыша", ни фиксированной платы, - ничего.  Наше убеждение состоит в том, что даже самый бедный человек имеет право на справедливость. Спасибо всем нашим сторонникам и волонтерам! http://mright.hro.org/help

*  *  *

Утром, в четверг, 23 ФЕВРАЛЯ Фонд «Право Матери», приглашает москвичей на традиционную поминальную службу по всем погибшим в армии в мирное время. Каждый из Вас может проявить сочувствие и внимание к семьям погибших солдат – для этого нужно приехать в Храм Всех Святых Алексеевского Ставропигиального женского монастыря. Для наших подопечных очень важно, чтобы кто-то в этот день вспомнил об их погибших в армии сыновьях… После службы для семей погибших солдат в трапезной будет организовано поминальное чаепитие…

Читать дальше...Свернуть )


СЕГОДНЯ, 02 ФЕВРАЛЯ Фонд «Право Матери» одержал очередную судебную победу, на этот раз – в Дзержинском районном суде г. Санкт-Петербурга, который рассмотрел иск, поданный Фондом «Право Матери» от имени матери погибшего военнослужащего Суровцевой Ларисы Николаевны.

Читать дальше...Свернуть )

Из письма матери погибшего:

«На моем памятнике можно будет написать две даты смерти. Первая – день гибели моего сына, тогда умерла моя душа. И вторая – когда меня фактически не станет. У меня был единственный сын. Моя мечта, моя гордость, моя надежда. Он очень любил нас с бабушкой. Однажды он сказал: «Мама, я наверное, не переживу, если с тобой что-нибудь случится. А вот как получилось. Мы с бабушкой живем, а его нет. Да, наверное, теперь это нельзя назвать живем. Сейчас я просто существую. Живу между небом и землей. На небо рано, а на земле делать нечего. Жизнь в одно мгновение превратилась в вечный кошмар. В тот самый страшный день, когда по радио на работе я услышала про взрыв на полигоне, где служил мой ребенок, когда не отвечал телефон, когда поехала в военкомат, но там ничего не говорили, и я с ужасом стала понимать, что в моей жизни случилось что-то необъяснимо страшное. Первая кошмарная ночь в моей жизни. Я ничего не сказала маме. А вдруг это не то, о чем я думаю. Ведь со мной этого быть не может. Я никогда никому не делала ничего плохого. Богу не за что меня наказывать. Но когда наутро ко двору подъехали военком, наша фельдшер и глава администрации, у меня потемнело все в голове. Я не слышала, что говорил военком, а мама трясла меня и кричала: «Что они говорят, Лариса, я не пойму, что они говорят, что ты молчишь…». Фельдшер приехала не зря. Наколола нас уколами, чтобы мы раньше времени не сошли с ума. И вот остались две женщины – убитые, растоптанные, уничтоженные горем.

Когда привезли гроб, хотелось открыть и хоть последний раз взглянуть на сыночка. Обнять, прижаться к нему, да и вообще умереть, чтобы похоронили рядом с ним. Потому что жизнь моя закончилась. Но гроб открыть не дали. Т.к. смотреть там было не на кого. Я это потом поняла, когда в прокуратуре увидела снимок с места трагедии. Несколько секунд мне хватило угадать моего родного сыночка, точнее – то, что осталось от моего родненького, самого любимого и единственного человека в моей жизни.

Самое страшное теперь – это раннее утро и поздний вечер, когда остаешься один на один со своими мыслями. Гонишь их прочь, но они мне не подвластны. Воспоминания затмевают мой рассудок. Для чего мне теперь жить. Мысли о страшной старости, когда окончательно свалюсь от болезни и некому будет стакан воды подать, некому будет спросить: «Как здоровье, мамочка?». А я на своем опыте знаю (маму два раза с того света вытаскивала), если некому за тебя бороться, то врачам ты будешь не нужен. И чтобы не сойти с ума – выхожу на улицу и брожу по двору, стараясь чем-то отвлечься. Но и тут все напоминает о Никитушке. Вот эту яблоньку мы с ним сажали, вот этот кустик он сам посадил, тут он на гвоздь напоролся. Вот тут «мы», тут тоже «мы». А теперь все. Пустота. Для кого цветет эта яблонька, для кого растет этот кустик? Никому ничего не нужно. У меня руки опустились. Все зря. Труды всей моей жизни под откос. Нет сына, не будет теперь у меня внуков. Ради кого жить?

Читать дальше...Свернуть )


30 ЯНВАРЯ Фонд «Право Матери» одержал важную судебную победу в Верховном Суде Российской Федерации – коллегия судей, рассмотрев кассационную жалобу Фонда «Право Матери», поданную от имени вдовы умершего военнослужащего Белослудцевой Елены Михайловны, удовлетворила изложенные в ней требования, отменив все незаконные решения всех нижестоящих судебных инстанций.

Муж Елены Михайловны, полковник Олег Белослудцев (1960 г. р.), начальник 4 управления Института военной истории Министерства обороны РФ 8 октября 2009 года скончался в госпитале Бурденко от рака поджелудочной железы. Его смерть является смертью «при исполнении обязанностей военной службы». Военный комиссариат г. Москвы отказал Елене Михайловне в назначении ежемесячной денежной компенсации (ЕДК), которая положена ей по закону. Фонд «Право Матери» обратился в суд, однако 20 апреля 2015 года Мещанский районный суд г. Москвы отказал вдове в удовлетворении исковых требований. Фонд «Право Матери» подал апелляционную жалобу на это решение суда первой инстанции, но 2 декабря 2015 года судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда также незаконно отказала Белослудцевой. Фонд «Право Матери» обратился с кассационной жалобой в Президиум Московского городского суда, однако 18 марта 2016 года Московский городской суд вынес определение об отказе в передаче этой жалобы на рассмотрение Президиума. Фонд «Право Матери» обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ.

Читать дальше...Свернуть )


25 ЯНВАРЯ Фонд «Право Матери» одержал судебную победу в Ленинском районном суде г. Ростова-на-Дону по коллективному иску, поданному сразу от восьми членов семей погибших ветеранов боевых действий: Аксеновой Татьяны Николаевны (матери погибшего Романа Аксенова), Грабаревой Екатерины Ивановны (матери погибшего Александра Грабарева), Мощенко Надежды Васильевны (матери погибшего Сергея Мощенко), Сагалович Татьяны Викторовны (вдовы Вадима Сагаловича), Филинова Алексея Алексеевича (сына погибшего Алексея Филинова), Фроликовой Анастасии Васильевны (вдовы Сергея Фроликова, действующей в интересах несовершеннолетней дочери Марии Фроликовой), Фроликовой Анны Николаевны (матери погибшего Сергея Фроликова), Шаповаловой Нины Ивановны (матери Александра Шаповалова). Все погибшие прошли через горячие точки (Чечня, Афганистан), все являются ветеранами боевых действий. ГУ МВД по Ростовской области отказало членам семей погибших ветеранов в повышении пенсии по случаю потери кормильца (на 32%), которое положено им по закону. Фонд «Право Матери» обратился в суд.

Читать дальше...Свернуть )


О новом случае гибели в армии Сергея Соловьева из Новгородской области Фонд «Право Матери» рассказал 22 декабря 2016 года – см. пресс-релиз N 82/1815 от 22 декабря 2016 года. На тот момент уголовное дело по факту гибели Сергея не было возбуждено.

26 декабря 2016 года, после выхода нашего пресс-релиза и освещения этой истории рядом СМИ, вынесено постановление о возбуждении уголовного дела. Из этого постановления следует, что Сергей Соловьев умер в в/ч 6716 мучительной смертью от пневмонии (в легких на вскрытии – 650 мл. гноя), осложнившейся сепсисом «с формированием очагов в сердце, почках и в лимфатических узлах средостения», вместо оказания квалифицированной медицинской помощи медицинские работники медпункта до последнего обвиняли Сергея в том, что он «симулянт». Являясь медицинским работником, мать погибшего, полностью понимает, как страшно и больно было ее ребенку. Действиям врачей медицинского пункта части, в чьей власти оказался заболевший Сергей Соловьев, не может быть никаких оправданий.

Читать дальше...Свернуть )


Человек вернулся в мир

"...Лену искали четыре дня. Хоронили только на седьмой. Спасибо, хотя бы сотрудники отдела, где служил Володя, помогли с перевозкой тела из Питера в Тверь. Ни полиция, ни сотрудники морга, куда попала девушка после того, как на пешеходном переходе на зеленом сигнале светофора ее сбила машина, не удосужились сообщить семье о происшествии, хотя мобильный телефон все это время лежал в сумке и трезвонил. Это Ирина безуспешно раз за разом набирала номер дочери, с которой ежедневно созванивалась в восемь часов вечера после всех дел. Ирина Конева: "...Если бы не «Право матери», мы бы точно не справились. Не хватило бы сил. И не было бы сейчас никаких Коневых, никакой Сонечки…»."
ЧИТАТЬ И ПОМОГАТЬ:
https://takiedela.ru/2017/01/chelovek-vernulsya-v-mir/

Потеряв двоих детей, Ирина и Игорь Коневы смогли подарить новую жизнь девочке из приюта, пережившей настоящий ад в родной семье. Но для этого им самим понадобилась помощь: Человек вернулся в мир


В Фонд «Право Матери» с просьбой о помощи обратились Елена и Александр Соловьевы из Новгородской области. 8 ноября 2016 года они проводили своего сына Сергея в армию, а уже через три недели 26 ноября 2016 года получили его обратно в цинковом гробу. Причину смерти сына родители узнали только после вскрытия, из справки о смерти: «а) Острая легочно-сердечная недостаточность; б) нижнедолевая правосторонняя бактериальная пневмония». Если кто-то думает, что Сергей умирал в больнице или госпитале, и бригада профессиональных врачей делала все возможное, чтобы спасти ему жизнь, но оказалась бессильна в борьбе с пневмонией, – нет, все было совсем не так. Сергею не дали ни одного шанса остаться в живых. Вместо диагностики и квалифицированной медицинской помощи медики санчасти в/ч (Ленинградская область) занимались риторикой, разъясняя смертельно больному парню, как нехорошо «косить» от исполнения служебных обязанностей. Вместо оказания медицинской помощи больному солдату звонили его матери с угрозами засунуть сына в психушку и тем самым навсегда испортить ему жизнь и карьеру, так как по их мнению, обращаться в санчасть с жалобами на здоровье – это ненормальное поведение… Сергея положили в санчасть лишь когда ему стало совсем плохо. А решение о госпитализации было принято, когда Сергей перестал дышать, приехавшая «скорая» констатировала смерть. Сергею Соловьеву было 19 лет…

Со слов матери погибшего Соловьевой Елены Анатольевны:

«24 ноября около 10 утра мне позвонил сын, он попросил перезвонить ему. Я перезвонила, трубку взял мужчина, представившийся фельдшером санчасти. Он стал говорить, что Сергей ходит к ним в медсанчасть, как к себе домой, все на что-то жалуется; что Сергея уже осмотрели все врачи, включая начмеда, – «у него ничего нет, он притворяется, «косит», «он у вас великий артист», «мы его в психушку отправим, вернется с белым билетом, все пути будут перекрыты – прав не получит, за границу не поедет». От обвинительного тона Елена Анатольевна пришла в шоковое состояние. Через какое-то время ей снова позвонили из войсковой части, на этот раз – какой-то офицер, то ли полковник, то ли подполковник – Елена Анатольевна не расслышала: «Он тоже сказал, что Сергей – «великий артист», притворяется больным, потому что не хочет служить, и добавил, что если бы это был его сын – он бы его наказал за такое поведение». После этих двух звонков расстроенная и встревоженная Елена Анатольевна принялась собираться к сыну. (Собственно, Соловьевы в любом случае собирались к Сергею на присягу, которая была назначена на 26 ноября). Около десяти часов вечера Елене Анатольевне позвонили из части в третий раз. На этот раз звонила женщина, которая сказала, что Сергея все-таки положили к ним в медсанчасть, потому что «он не может ходить». Она даже обещала Елене Анатольевне обращаться с ее сыном «по-матерински». Вероятно, это был тот самый момент, когда Сергей уже нуждался в срочной госпитализации, но его продолжали держать в санчасти без квалифицированной медицинской помощи.

25 ноября 2016 года Соловьевы вместе с подругой Сергея и другом семьи выехали к сыну. В этот же день матери удалось совсем недолго поговорить с Сережей по телефону, она успела ему сказать, что они едут к нему. Ей показалось, что сын плакал. Сообщение о смерти сына застало родителей в дороге, они уже почти доехали до части. Около 8 утра 26 ноября 2016 года раздался телефонный звонок, и какой-то офицер произнес: «Я должен вам сообщить прискорбное известие – ваш сын умер в 6 часов 10 минут, «скорая» констатировала смерть». Соловьевы плохо помнят, как добрались до части, как просили пустить их к сыну (в этом им отказали), как несколько часов их продержали в каком-то кабинете, как заглянул в этот кабинет какой-то генерал – посмотрел молча и ушел, так ничего и не сказав…

Сергей Соловьев мечтал о военной службе и карьере военного. Он занимался разными видами спорта – дзюдо, волейбол, футбол. Занимался хореографией – танцевал в течение девяти лет. Неоднократно принимал участие в различных соревнованиях, выступлениях, занимал призовые места. Перед армией успел сдать на права и отъездить год. К армии готовился серьезно – ходил в спортзал, занимался на тренажерах, трижды в неделю бегал. Он очень ждал этого момента – призыва в армию.

Родители не могли нарадоваться, сын помогал им во всем – по дому, по хозяйству (Соловьевы проживают в сельской местности), присматривал за младшей сестрой, когда отец уезжал по работе, а мать уходила на суточное дежурство. Елена Анатольевна – постовая медицинская сестра со стажем работы 23 года. «Как же мы без Сережи? Вся надежда была на него?» – повторяет Елена Анатольевна. Сейчас Соловьевы стараются держаться ради дочки. Сережиной сестре Кате – 13 лет, она – инвалид, родилась с двусторонним вывихом тазобедренных суставов, перенесла операцию, вплоть по сегодняшний день наблюдается у ортопеда. Кроме того, у девочки была врожденная катаракта на обоих глазах, делали операцию – удалены оба хрусталика, в будущем предстоит еще одна операция – будут ставить искусственные хрусталики.

...Неужели наше государство получило хоть какую-то пользу, призвав в армию единственного здорового ребенка Соловьевых и загубив его там? Кому нужна смерть этого девятнадцатилетнего парня? Кому нужна такая армия? Такие военные медики?

Уголовное дело по факту гибель Сергея Соловьева до сих пор не возбуждено. Фонд «Право Матери» оказывает родителям Сергея всю необходимую на данном этапе квалифицированную юридическую помощь, мы добиваемся возбуждения уголовного дела и наказания виновных в гибели Сергея лиц. 

*       *       *


Поддержать нашу работу можно, подписавшись на ежемесячные пожертвования Фонду «Право Матери»: http://www.blago.ru/want_to_help/32  или сделав разовое пожертвование: https://planeta.ru/campaigns/pravomaterifond

Мы не берем с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.

Мы идем в Верховный Суд

9 ДЕКАБРЯ Фонд «Право Матери» одержал победу, на этот раз – в Симоновском районном суде г. Москвы. Фонд «Право Матери» отстаивает права родителей погибшего военнослужащего Елисеевых Людмилы Ивановны и Вячеслава Александровича. Их сын Алексей Елисеев (1971 г. р.) был призван в армию 28 декабря 1989 года, проходил военную службу в в/ч 1775-остб-В в Волгоградской области. В мае 1990 года мать поехала к сыну в часть, и заметила изменения в его состоянии здоровья, на которые в части никто не обращал внимания: Леша стал с трудом говорить, у него изменился почерк, часто болела голова. Людмила Ивановна повела сына в медсанчасть, где невропатолог сказал, что Леше требуется обследование. Решили, что Людмила Ивановна вернется домой, оформит отпуск, и приедет обратно – заниматься обследованием сына. После ее отъезда офицеры части стали говорить: «Мама приехала, научила тебя «косить». Алексея не отпускали в медсанчасть за лекарствами от головной боли, в результате которой он не мог есть по нескольку дней подряд. Так было до тех пор, пока однажды Леша не потерял сознание. Его положили в медсанчасть, где через три дня, 17 июня 1990 года, он скончался. Вскрытие показало, что у него была опухоль головного мозга.

[ ...Отметим, что по прошествии 26 лет отношение к заболевшим солдатам в армии так и не поменялось, зачастую заболевшего до последнего считают «косильщиком», отказывая ему в полноценной медицинской помощи. В Фонд «Право Матери» совсем недавно обратилась новая семья солдата-срочника Сергея С.,
призванного в армию месяц назад - 8 ноября 2016 года. За полутора суток до
гибели, 24 ноября родителям несколько раз звонили из войсковой части с
обвинениями, что их сын - якобы косит от службы, все время ходит в санчасть
и жалуется на плохое самочувствие. А 26 ноября 2016 года - утром - Сергей
умер
. На вскрытии нашли пневмонию... Военные медики в силу дурной традиции считают чем-то удивительным, что больной человек смеет ходить к ним в санчасть и жаловаться на плохое самочувствие. В нашей практике перманентно возникают дела на военно-медицинскую тематику: Женя Ланцов – смерть от «гриппа», который до последнего лечили анальгином и парацетамолом; Миша Потапов - умудрились призвать в армию с «бычьим сердцем»…]

Главное Управление Пенсионного Фонда РФ N 8 по г. Москве и Московской области с 1 марта 2013 незаконно прекратило выплачивать Елисеевым ежемесячную денежную выплату (ЕДВ), мотивируя это тем, что их сын «умер, а не погиб» (в соответствии с законодательством Елисеевы получали ЕДВ в размере, как для участников ВОВ). После этого отец погибшего перешел на ЕДВ по другому основанию (как инвалид), а мать погибшего осталась совсем без выплаты. Фонд «Право Матери» обратился в суд и 14 апреля 2015 года выиграл это дело: суд обязал ответчика возобновить родителям погибшего ЕДВ, выплатить задолженность (80 тысяч 392 рубля – матери, и 26 тысяч 797 рублей – отцу), а также компенсировать Елисеевым расходы на изготовление доверенности для суда (1 тысячу рублей). Однако ответчик подал апелляционную жалобу и 30 ноября 2015 года Московский городской суд поддержал апелляционные требования ответчика, отняв у родителей погибшего все, что присудила им первая судебная инстанция. Фонд «Право Матери» обратился в Президиум Московского городского суда с кассационной жалобой, она поступила в суд 26 мая 2016 года, а через три месяца – 18 августа судья Московского городского суда Курциньш С. Э., изучив эту жалобу, вынес определение об отказе в передаче ее на рассмотрение в Президиум. Это определение Елисеевы получили 29 августа 2016 года, 2 сентября 2016 года Фонд «Право Матери» обратился в Симоновский районный суд г. Москвы, заседание по делу суд назначил на 9 декабря. Интересы родителей погибшего в судебном заседании представляла юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина.

Судья Муссакаев Хызыр Ильясович, заслушав доводы юриста Фонда «Право Матери», изучив материалы дела, после совещания огласил определение, согласно которому с делом Елисеевых Фонд «Право Матери» теперь идет в Верховный Суд РФ.

*     *     *


Каждый, кто разделяет наши взгляды, кто хочет внести свой вклад в дело
помощи семьям погибших и умерших призывников, может поддержать нашу работу,
подписавшись на ежемесячные пожертвования Фонду «Право Матери»: http://www.blago.ru/want_to_help/32  или сделав разовое пожертвование: https://planeta.ru/campaigns/pravomaterifond

Мы не берем с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.  


9 декабря 1994 года президент РФ Борис Ельцин издал указ N 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта». Этим указом президент поручил правительству России «использовать все имеющиеся у государства средства для обеспечения государственной безопасности, законности, прав и свобод граждан, охраны общественного порядка, борьбы с преступностью, разоружения всех незаконных вооруженных формирований». В этот же день правительство РФ приняло постановление N 1360 «Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности РФ, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории ЧР и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа». 11 декабря 1994 года Борис Ельцин подписал указ N 2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка, общественной деятельности на территории Чеченской Республики». В день подписания указа части войск МО и ВВ МВД РФ вошли на территорию Чеченской Республики.

А затем последовали чеченские войны, сначала – первая, потом – вторая. Они унесли тысячи жизней и сломали сотни тысяч судеб, но дело не только в печальной статистике. Дело в долгах государства перед семьями погибших в этих двух кампаниях военнослужащих, которые так и остались неоплаченными. Прошло больше двадцати лет с момента выхода ельцинских указов. Это достаточный срок, чтобы государство расплатилось по счетам с конкретными людьми – родителями, вдовами и детьми военнослужащих, погибших в Чечне. Но в реальности платить по счетам никто не собирается, не считает нужным. А страна живет так, будто и не было у нас никаких чеченских войн вместе со всеми их жертвами, и отправляет уже новых солдат в очередные горячие точки. Войн с избытком хватает на всех, на долю каждого поколения приходится своя война: солдат направленный в Сирию может быть сыном ветерана Чечни и внуком интернационалиста-афганца. Наша страна все время где-то воюет. Когда Ваш сын уходит в армию, семьи погибших ветеранов предыдущих войн обивают пороги кабинетов, пытаясь получить от государства положенные им по закону копейки.

Читать дальше...Свернуть )


Календарь:

Февраль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Ключевые слова

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner